Любовь и Ненависть (18+)

    

Юра: Про Рэя Брэдбери (Ray Bradbury)   (rss)

Вы также можете посмотреть сообщения от других людей на эту тему

10/08/02, Юра
Потрясает его умение немногими выразительными средствами раскрутить воображение читателя на полную катушку. "И камни заговорили..." - пожалуй, самый жуткий рассказ из когда-либо прочитанных - а никаких явных изображений ужасов, всё за сценой, как в греческих трагедиях. Недаром он считается у себя на родине одним из лучших стилистов - это даже в переводах чувствуется.

02/01/03, Юра
Есть у него дивный рассказ "Бетономешалка" - на Земле марсианские завоеватели сами оказались завоеваны обществом потребления. Особенно позабавило: кинорежиссер Р.Р. Ван Пленк толкует марсианину Эттилу Враю, как НАДО делать фильм о Красной Планете. Более тонкой сатиры на так называемую "массовую культуру" мне припомнить трудно.

25/08/07, Юра
Стоит вспомнить "Детскую площадку" - может быть, одно из самых сильных описаний животно-жестокого начала в человеке, слегка прикрытого хрупкой оболочкой цивилизации. И каждому новому поколению приходится подтягиваться до уровня человечности, а скатиться вниз и назад в первобытный хаос не так уж трудно. Невольно вспоминаются древние антитезы: "Прекрасное существо человек, если он человек" и "Человек хуже зверя, если он зверь". И писатель, способный показать и высоты, и пропасти духа, заслуживает самой высокой оценки.

25/08/07, Юра
Любопытно, что выведенный в "451 F" тоталитарный режим не показан как результат государственного переворота, а скорее как плод ползучей трансформации Америки под влиянием реакционной "общественности". Ограниченность и предрассудки обычных конформистов способны сыграть злую шутку, и справедливо заметил Т. Джефферсон, третий президент США: "Цена свободы - вечная бдительность".

30/11/08, Юра
Вот что писал в 1955 Хорхе Луис Борхес в предисловии к буэнос-айресскому изданию "Марсианских хроник": "Иные авторы тщательно документируют будущее, но им не веришь, всякую секунду помня, что перед тобой - литературная условность. Брэдбери упоминает 2004 год, и мы чувствуем на себе груз, усталость, беспорядочное нагромождение прошлого... Как, спрашиваю я себя, закрывая книгу, этот человек из Иллинойса добился того, что эпизоды завоевания другой планеты наполняют меня чувством такого страха и одиночества? Чем меня могут трогать - и трогать до самой глубины - подобные фантазии? Любая литература... это сцепление символов; главных вещей в жизни совсем не много, и совершенно не важно, прибегнет ли писатель для рассказа о них к помощи "фантастики" или "реальности"." Мы с вами живём в 2008, и многие сюжеты "Хроник" относительно нас уже "прошлое". Но читая эти внешне безыскусные рассказы, не можешь отделаться от ощущения, что в некой "параллельной реальности" всё это уже было или могло быть.

25/10/09, Юра
Как-то в начале 80-х годов прошлого века Рэй Брэдбери не слишком лестно отозвался о состоянии прав человека в СССР, где, в частности, ущемлялась свобода передвижения. По этому поводу советский журнал "Крокодил" разразился фельетоном, неубедительным, но саморазоблачительным; ибо мало-мальски вдумчивому читателю стало ясно, что "пожарники" и им подобные водятся не только в Америке. Собственно говоря, многие вещи американских авторов печатались в советское время по линии контрпропаганды, как самокритика тамошнего общества; но почему такая самокритика не принята в Советском Союзе? Такой вопрос задавали себе многие, и находили - хотя бы в этом - превосходство Запада.


С вопросами и предложениями обращайтесь по адресу: finn@lovehate.ru