Любовь и Ненависть (18+)

    

Eddy: Про Оперу   (rss)

Вы также можете посмотреть сообщения от других людей на эту тему

10/01/16, Eddy
Люблю оперу, но в значительно меньшей степени, чем симфонию и, представьте себе, песню. Более всего я ценю итальянскую оперу-буффа (где много блистательных мелодий, гротеска, бурлеска, юмора, блеска), и здесь «Севильский цирюльник» Россини не сравнится для меня ни с чем. Великолепны и совершенны в музыкальном отношении «романтические» оперы Верди «Риголетто» и «Травиата» (всегда очень воодушевляет дуэт Виолетты и Жермона, чудо!), очень интересно написана «Аида», но невероятно хорош и виртуозен комический «Фальстаф». Мало того, что там роскошная, просто-таки услаждающая слух музыка, так там все очень логично и тонко замешено. Там полное слияние музыки и драматического действия (чего нет, наверно, в 90 % опер). Там сквозное музыкальное развитие с эмоциональными монологами, интересными игровыми сценами, а не традиционный для оперы набор арий и дуэтов, сдобренных схематичными, часто очень искусственными, холодными и безыскусно выписанными репликами-речитативами.
Eddy, 10/01/16
Нет, сам по себе хорошо поставленный певческий голос (к тому же красивого тембра) звучит божественно. Но в опере, опять-таки увы и ах!, в подавляющем большинстве развиваются отнюдь не «божественные», а очень даже житейские (вполне банальные) сюжеты: любовь и ненависть, ревность и разлука, жизнь работницы табачной фабрики, бал в деревне Лариных и т.д. И когда разного рода любовные партии-«разборки» пропеваются академическими (читай: неестественными, досконально «вытренированными» голосами), воспринимать это адекватно (то есть даже художественно спроецировав на события РЕАЛЬНОЙ человеческой жизни) психологически вменяемому человеку НЕВОЗМОЖНО. По одной простой причине: ни одна самая лучшая оперная дива, ни один самый великий оперный артист, НИКОГДА в жизни не будет, упрекая в чем-либо своего любимого (или любого другого) человека, прибегать к помощи оперной арии и делать это «хорошо поставленным» голосом. В противном случае ваш визави сочтет Вас умалишенной и отправит в сумасшедший дом.

Eddy, 14/01/16
Так что все разговоры о том, что лишь опера – самый великий музыкально-драматический жанр, это спесивые толки снобов и людей определенной «касты»: это оперные режиссеры, певцы, дирижеры… Сюда же метят и разного рода преподаватели вокальных факультетов, академий, а также «дюже нравственные и излишне духовные», как я их называю, посетители концертов с чопорными лицами. Они мало понимают в опере (да и не только в ней), но им доставляет удовольствие вставить невзначай в разговоре с соседями или коллегами, что они «не бенефисы с Галкиным по ТВ смотрят», а «ходят в оперу». Спросите же, что им там запомнилось, и вам ответят: «Ну-у, Зеленская хорошо пела, у нее, говорят, новый муж». Ох, уж мне все эти разговоры раздувающих щеки людей! Так и хочется сказать: «Не надувайте щек! Лопните скоро!» Но эти люди, увы, ничего и никого не слышат. И я заметил: они, эти мнимые любители оперы, абсолютно лишены чувства юмора и самоиронии. Им этого не дано. Они словно зомбированные.

Eddy, 22/01/16
Певцы в опере (за крайне малым исключением, а исключения есть ВСЕГДА и ВЕЗДЕ) озабочены отнюдь не драматургической стороной дела, не тем, достоверно ли они создают образ, а лишь тем, ЧТОБЫ НЕ ДАТЬ ПЕТУХА. Потому что знают: за плохую актерскую игру их никто осуждать не будет (это не МХТ, не БДТ и не Малый театр), а если они возьмут не «ту» ноту – это ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПОЗОР. И главное, чего не понимают эти горе-актеры и певцы: вся фальшь сценического поведения и максимальная зацикленность на вокальной безупречности видна даже рядовому зрителю и слушателю. Не говоря уж об искушенных. Но все это, повторяю, трагические противоречия оперы как жанра, или музыкально-драматического искусства. Противоречия, которые исторически невозможно преодолеть. Поэтому их просто принимают как ДАННОСТЬ. Как говорится, «в одну повозку впрячь не можно коня и трепетную лань». Или одно, или другое. Или красивое, кристально чистое, ровное пение без задыханий, или – достоверная, тонкая, глубокая игра.

Eddy, 07/02/16
Амплуа оперного актера зависит отнюдь не от его возраста и тем паче внешней фактуры (как в обычном театре), а ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО – от природы и высотности его ГОЛОСА. Да, таковы законы оперы. Но они, увы и ах, входят в противоречие с законами человеческой природы и ЛОГИЧЕСКОГО восприятия. Вы помните, сколько лет пушкинской Татьяне? Да-да, она совсем юна. А на сцену выходит, как бы это помягче сказать, ну очень округлых форм певица с толстым слоем грима на одутловатом лице. Не может 60-летняя дива петь арию от лица 16-летней девушки. НЕ МОЖЕТ! Это воспринимается ДИКО. Это ненормально. И это есть ее главный (и я бы сказал «роковой») недостаток. А если подобную условность (да, я прекрасно понимаю, что любое искусство УСЛОВНО) довести совсем уж до абсурда, то почему тогда уже не разрешить петь Татьяну ну, например, певцам-кастратам в возрасте? А?! Вот это был бы трюк! Кстати, на Западе, говорят, и это уже не внове.

Eddy, 07/02/16
Именно за эту «искусственность», чрезмерную напыщенность (как в сценографии, костюмах, так и в вокальной подаче, в которой так много академического самодовольства), а также часто вопиющий дисгармонизм драматургической идеи и ее вокально-сценического воплощения, – за все это и не любит оперу массовый слушатель. ГЛУБОКАЯ АКТЕРСКАЯ ИГРА не может существовать без голосовых КОНТРАСТОВ: здесь надобны и шепот, и плач, и крик, и стон, и грудные ноты, и робкий субтон, и срывающийся фальцет – в общем, одной оперной техникой ну никак не обойтись. Хоть тресни. Это если говорить о НАСТОЯЩЕЙ актерской игре. Но в опере все СЛИШКОМ уж условно. Ну а то, что публика нынче с трудом принимает эти перипетии-противоречия, говорит только о том, что люди стали гораздо более искушеннее во всех искусствах, образованнее, разборчивее. Поэтому я не вижу ничего криминального в том, что опера воспринимается сегодня как изысканный, монументальный, но…все же анахронический жанр.

Eddy, 17/07/16
Классическая опера как искусство давно переживает кризис: старые, «вечные» темы сюжетов приелись и неактуальны, а маниакальное стремление певцов к вокальной безупречности и внешней лакированности отодвигает на десятый план актерскую достоверность образа, разрушая таким образом единство оперы как музыкально-драматического искусства. То есть вокально-музыкальная составляющая есть, а вот именно драматического начала недостает. Это извечная «болезнь» оперы, связанная в первую очередь с тем, что все великие итальянские шедевры в этом жанре были написаны задолго до создания Станиславским своей знаменитой системы, в корне изменившей сами основы театра, положившей начало театру как великому, самостоятельному искусству. Кстати, во многом именно из желания преодолеть эту врожденную условность оперы и возникают то там, то сям по всему миру эти бесконечные попытки ее осовременивания. И надо признать, чаще всего эти усилия бывают тщетными и справедливо возмущают консервативно настроенную публику.


С вопросами и предложениями обращайтесь по адресу: finn@lovehate.ru